Боголюбов Михаил Николаевич

Материал из Вики Санкт-Петербургский государственный университет
Перейти к: навигация, поиск
Bogolyubov.jpg

Доктор филологических наук, профессор кафедры иранской филологии, заслуженный работник высшей школы РФ, действительный член Российской академии наук.

Академик Михаил Николаевич Боголюбов, профессор кафедры иранской филологии и почетный декан восточного факультета, по праву входит в число патриархов Санкт-Петербургского университета. В январе 2008 году ему исполнилось девяносто лет, из которых уже более шестидесяти (с 1945 года, не считая периода учебы в 1936–1941 гг.) он занимается плодотворной научной и педагогической деятельностью на восточном факультете СПбГУ. В разные годы М. Н. Боголюбов, ныне один из крупнейших отечественных и мировых специалистов в области сравнительно-исторического изучения иранских языков, читал на восточном факультете курсы по современным и древним иранским языкам — персидскому, таджикскому, афганскому, осетинскому, среднеперсидскому, согдийскому, древнеперсидскому, авестийскому, исторической и теоретической грамматике иранских языков, персидской классической и современной поэзии; неоднократно он приглашался для чтения лекций в зарубежные учебные и научные учреждения.

В течение десяти лет (1981–1991) М. Н. Боголюбов заведовал кафедрой иранской филологии и тридцать пять лет (1960–1995) бессменно занимал пост декана восточного факультета. В этот период во многом благодаря продуманному и твердому руководству М. Н. Боголюбова, его авторитету и интуиции, глубокому пониманию истинных целей и смысла университетского образования восточный факультет ЛГУ (а затем и СПбГУ) сохранял преемственность традиций старой академической школы петербургского востоковедения, укреплял и преумножал свою научную репутацию, развивал прежние и осваивал новые научные направления, готовил новые поколения талантливых ученых и преподавателей, высококвалифицированных специалистов в самых различных областях филологии, истории и культуры азиатских и африканских народов. Личными стараниями М. Н. Боголюбова еще в 1947 году была возрождена афганистика, впервые в мире возникшая как университетская учебная дисциплина около ста лет назад именно в стенах Санкт-Петербургского императорского университета.

История восточного факультета помнит немало случаев, когда исключительно благодаря честности и принципиальности М. Н. Боголюбова, его глубокому внутреннему пониманию истинных целей и смысла университетского образования, его мудрости и житейскому опыту петербургская школа востоковедения и сам факультет как структурное подразделение университета смогли избежать разного рода наносных веяний политической конъюнктуры и необдуманных преобразований, иногда угрожавших самому их существованию.

На выбор профессиональной стези и основных направлений исследований, а также на общий подход М. Н. Боголюбова к научному предмету, несомненно, оказали влияние духовные корни его семьи. М. Н. Боголюбов родился в 1918 году в Киеве в семье видного богослова и духовного писателя, профессора Университета Святого Владимира и настоятеля университетской церкви, протоиерея Николая Михайловича Боголюбова (1872–1934), который происходил из потомственного священнического рода, служившего в церквах Нижегородской епархии. Семейные традиции воспитали в М. Н. Боголюбове исключительно внимательное, даже благоговей-ное отношение к Слову — тому, что, собственно, и является главным предметом филологии. Формированию интереса к филологии, к изучению языков, в том числе восточных, способствовали научные занятия отца. В капитальном труде Николая Боголюбова «Философия религии» (1915) целый раздел посвящен рассмотрению вероучения древнеиранского пророка Зороастра.

Немалую роль в судьбе М. Н. Боголюбова-ученого сыграли его старшие братья, по совету которых он в 1936 году поступил на иранское отделение в ЛИФЛИ — подразделение Ленинградского университета, объединявшее в то время филологов, историков и востоковедов. Впоследствии старший брат Николай Николаевич (1909–1992) стал известным математиком, одним из «отцов» советской атомной программы, а средний брат Алексей (1911–2004) прославился на поприще точных наук на Украине и тоже стал академиком.

В 1941 году после успешного завершения учебы у крупнейших отечественных востоковедов-филологов — А. А. Фреймана, И. И. Зарубина, И. Ю. Крачковского, В. И. Беляева и других — М. Н. Боголюбов был призван в армию и в течение последующих четырех лет войны преподавал персидский язык в Высшей школе Красной армии, а с 1944 года — в Московском университете. В 1945 году, поступив в аспирантуру к чл.-корр. АН СССР А. А. Фрейману, М. Н. Боголюбов вновь вернулся в Ленинград на тогда же восстановленный восточный факультет ЛГУ и служит на фа-культете по сей день.

Со студенческих лет главной областью профессиональныхинтересовМихаилаНиколаевича стало сравнительно-историческое языкознание, связанное с изучением древних ираноязычных письменных памятников. В первой трети XX века благодаря многочисленным археологическим находкам в Центральной Азии, Афганистане и Китайском Туркестане ученые-иранисты по-лучили в распоряжение большое число новых письменных документов на ранее неизвестных среднеиранских языках, началась сложная работа по дешифровке и интерпретации этих текстов, их публикации, грамматическому описанию открытых языков (согдийского, хорезмийского, хотано-сакского, бактрийского). Продолжая исследования своих учителей, М. Н. Боголюбов тоже включился в эту работу. Его кандидатская (1948), а затем и докторская (1956) диссертации в значи-тельной степени основывались на памятниках согдийской письменности.

Впоследствии М. Н. Боголюбов принял участие в изучении и публикации согдийских документов из Мугского архива, найденного в 1933 в Таджикистане. Одновременно он занимался описанием ягнобского языка, современного потомка согдийского, используя для этого собственные полевые материалы, а также выпустил несколько работ по хорезмийскому языку. Затем М. Н. Боголюбов обратился к исследованию других мертвых иранских языков, пользовавшихся, как и согдийский, семитическим арамейским письмом, и пришел к выводу, что это письмо применялось также для древнеперсидского языка, известного прежде только по эпиграфическим клинописным текстам. Интерес к истории арамейской письменности, имевшей самое широкое распространение на Переднем Востоке и при посредстве иранцев попавшее в Монголию и Манчжурию, привел М. Н. Боголюбова к освоению письменного наследия семитских на-родов, а систематические занятия авестийскими текстами потребовали привлечения обширного индологического материала.

Сейчас М. Н. Боголюбов — автор более полутора сотен научных работ, охватывающих не-сколько отраслей иранистики, а также отчасти индологии и семитологии. Ему принадлежит ряд важных открытий и наблюдений в области изучения древних ираноязычных письменных памятников, различных систем иранского письма, исторической грамматики и этимологии иранских языков, древнеиранской мифологии и религии, языковых и этнокультурных связей иранских, семитских и индоарийских народов. Многие работы М. Н. Боголюбова имеют значение не только для иранистики, но и для индоевропейского языкознания в целом, а также для широкого круга дисциплин, изучающих историю, этнографию, материальную и духовную культуру народов Передней, Центральной и Южной Азии.

Под редакцией и с предисловиями М. Н. Боголюбова выходят монографии и сборники статей, печатается ряд периодических и серийных изданий. Несколько лет М. Н. Боголюбов был заместителем академика-секретаря Отделения литературы и языка РАН, ныне он руководит восточной комиссией Русского географического общества, председательствует на диссертационном совете восточного факультета, участвует в деятельности совета экспертов Российского гуманитарного научного фонда, является иностранным членом АН Грузии.

Заслуги Михаила Николаевича в развитии университетского востоковедения неоднократно отмечались государственными наградами и премиями, как отечественными, так и зарубежными. В 2006 году Указом Президента РФ ему было присвоено почетное звание «Заслуженный работник высшей школы Российской Федерации», а научным сообществом Исламской Республики Иран — почетное звание «Lasting Person» («Памятная личность»). Ранее М. Н. Боголюбов не раз был отмечен правительственными наградами, в числе которых ордена Трудового Красного Знамени (1975) и Дружбы народов (1981). С 2007 года в официальный реестр ведущих научных и научно-педагогических школ Санкт-Петербурга входит школа сравнительно-исторического из-учения азиатских и африканских языков, возглавляемая академиком М. Н. Боголюбовым.

Подаваемый Михаилом Николаевичем пример стойкого и честного служения своему делу — делу образования, науки, просвещения — имеет особое звучание в нынешний период довольно резкой смены идейных и культурных ценностей, жизненных приоритетов и социально-экономических запросов. Именно в такие периоды с особой четкостью выявляются фундаментальные основы научного знания, устойчивые к внешним влияниям политических ветров, социальных потрясений, а также новомодных и преходящих течений в самой науке. Опора на эти основы обеспечивает сохранение и науки как таковой, и внутренней движущей силы ее развития. Академическое востоковедение возникло в XIX веке фактически как ответвление классической филологии, направленное на изучение языков и письменных памятников Востока. Преимущественно филологическая природа востоковедения заметно проявляла себя до конца Второй мировой войны (исторические исследования, в основном обращенные тогда к древности и средневековью, неизбежно вытекали из предварительной филологической работы с текстами). Сейчас востоковедение — это комплексная наука, включающая большую долю исторических, антропологических, социально-политических и иных дисциплин, но ее фундаментом неизменно остается именно филологическая составляющая, т. е. работа с первичным языковым источником, текстом. Вся научная и преподавательская деятельность М. Н. Боголюбова имеет целью сберечь и укрепить этот фундамент.

Основные публикации

  • К этимологии ваханского вспомогательного глагола тэй-: ту-«быть» // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. 1947. Т. 6. Вып. 4.
  • Именное предложение и связка // Известия АН СССР. Отделение литературы и языка. 1948. Т. 7. Вып. 4.
  • Частицы в хорезмийском языке // Учен. зап. ЛГУ. Сер. востоковедческих наук. 1961. № 305. Вып. 12.
  • Личные местоимения в хорезмийском языке // Учен. зап. ЛГУ. Сер. востоковедческих наук. 1962. № 306. Вып. 16.
  • Предложения с архаичным причастием в говорах таджикского языка // Учен. зап. ЛГУ. Сер. востоковедческих наук. 1962. № 306. Вып. 16.
  • Местоимения в хорезмийском языке // Краткие сообщения Ин-та народов Азии АН СССР. 1963. № 67.
  • О некоторых особенностях арабо-хорезмийской письменности // Народы Азии и Африки. № 4. М., 1964.
  • Согдийские документы с горы Муг. Вып. 3. Хозяйственные документы / Чтение, пер. и ком-мент. М. Н. Боголюбова и О. И. Смирновой. М., 1963.
  • Документы с горы Муг. Фотоальбом. Корпус иранских надписей. Ч. 2. Т. 2. М., 1963. 64 табл. (в соавторстве).
  • Ягнобский язык // Языки народов СССР. Т. 1: Индоевропейские языки. М., 1966.
  • АрамейскаястроительнаянадписьизАсуана//Палестинский сборник. Вып. 15(78). М.; Л., 1966.
  • Арамейский документ из Авромана // Вестн. Ле-нингр. ун-та. 1967. № 2.
  • Арамейские надписи на ритуальных предметах из Персеполя // Известия АН СССР. Сер. литературы и языка. 1973. Т. 32. Вып. 2.
  • Арамейская версия лидийско-арамейской би-лингвы // Вопросы языкознания. 1974. № 6.
  • Titre honorifique d’un chef militaire achéménide en Haute-Egypte // Acta Iranica. Vol. 2. Leiden, 1974.
  • К древнеиранскому словообразованию // Из-вестия АН СССР. Сер. литературы и языка. 1978. Т. 37. Вып. 1.
  • Праздник «сокрушения Вритры» в Древнем Хорезме // Известия АН СССР. Сер. литературы и языка. 1985. Т. 44. Вып. 3.
  • Хорезмийские календарные глоссы в «Хронологии» Бируни. I, II // Вопросы языкознания. 1985. № 1, 6.
  • Вспомогательный носовой сонорный в звуковом составе Авесты // Петербургское востоковедение. Вып. 9. СПб., 1997.
  • Etymology of Two Words // Name-ye Farhangestan. Vol. 5. N 3 (Ser. 15). Tehran, 2000 (in Persian).
  • Ригведа I, 105. Трита в колодце // Вопросы языкознания. 2002. № 2.
  • Авестийское XafvnA в проповеди Заратуштры (Y. 30) и хорезмийское XWNB («отдалять») // Вопросы языкознания. 2003. № 4.
  • К сакскому спряжению // «Hçdµ m†nasà»: Cб. статей к 70-летию проф. Л. Г. Герценберга. СПб., 2005.
  • К прочтению зороастрийской молитвы Ашэм-Воху // Вопросы языкознания. 2006. № 4.
  • Ясна 32: grVhmA, grVhmO. К исторической фонетике Авесты // Сб. статей к 75-летию проф. А. Л. Грюнберга (1930-1995). СПб., 2006.
  • Jamshid in the Shahnama and Yima in Zaratushtra’s Yasna 32 // Pembroke papers. Vol. 5. Cambridge, 2006.
  • Заратуштра о Быке и Душе (Ясна 29) // Арийская цивилизация в контексте евроазиатских культур. Душанбе, 2006.
  • Из исторической грамматики иранских языков // Вопросы языкознания. 2007. № 4. Афган. mina и перс. mihr «любовь» // Вопросы языкознания. 2008. № 5.